Про Белоруссию

24 июля 2008

С Верой и Пашей я познакомилась в майской поездке в Турцию, и так славно мы провели время, что звать в гости в Брест они начали меня еще в Турции.

 

Я не исключала такой возможности, но… когда-нибудь потом, в перспективе. Но Вера вдруг взяла и купила мне билет и сказала: «Гала, едем!» Я и поехала. Билет был в плацкарт, и воображение рисовало путешествие в данном вагоне в виде темных, зловонных, готических картин, однако, реальность приятно удивила. Чисто, не вонюче, не душно, публика в вагоне ну просто только что вышла из института благородных девиц – в девять вечера все дружно размотали матрасы и затихли на полках в благостном сне, священную тишину нарушала только наша с Верой болтовня. Через час мы застыдились своего непристойного поведения и тоже затихли.
Город Брест встретил нас перекопанным со всех сторон перроном и проливным дождем. Из Москвы я выехала в несерьезных шелковых штанах с разрезами едва ли не до бедра, примерно такой же глупой майке и шлепанцах. Во-первых, было жарко, во-вторых я собиралась накупить всякой белорусской одежды… Хорошо, что встречала нас машина, а то туго пришлось бы в шелках и шлепаках. Дома едва успела перевести дух, как затребовала поездки в тряпичный магазин, ибо холодно мне и грустно. Спорить с нудным гостем не стали и повезли в Цум – единственное, что работало в понедельник вечером. Ассортимент и цены знаменитых белорусских тряпок повергли меня в тяжелую депрессию: очень-очень всё страшно и дорого. Особенно напугали своим внешним видом изделия изо льна. Пришлось купить маленькую сумочку и вертаться не солоно хлебавши.
 Вечером был дан парадный ужин, состоявший из жареной колбасы, картошки и овощного рагу. Изысканные яства я запивала сухим и полусухим мускатным шампанским. Хозяева упрашивали не маяться ради бога дурью и выпить как все нормальные люди водки с медом и липой, но я упиралась всеми рогами и копытами, объясняя, что шампанское есть пагубная страсть моя, а водка отнюдь ею не является, я совершенное ее даже не люблю. А вот шампанского молдавского, украинского и белорусского у них тут серьезный ассортимент и мне хотелось бы перепробовать хотя бы половину. Но, меня упорно не хотели понимать. С шутками и прибаутками досидели до трех ночи (или утра?) и расползлись по норам. Оказавшись в кровати, я зачем-то взяла журнал и принялась вдумчиво читать о семье Льва Толстого и как он ехал крышей, пытаясь стать крестьянином. Читала, пока не рассвело, видать так сильно было интересно. Ненадолго забывшись тревожным сном, вскочила в семь утра и начала фонтанировать своей дурацкой кипучей деятельностью, пугая похмельных и сонных хозяев. Никто в таком смутном состоянии садиться за руль не собирался, поэтому я затребовала такси и понеслась на барахолку, которая открывалась в семь утра. Увиденное на барахолке окончательно расстроило мою хрупкую детскую психику. Все остальное в городе Бресте было закрыто наглухо, жизнь начиналась часов с 11, ни кафешника работающего – ничего. Таксист долго возил по окрестностям, показывая достопримечательности, предлагал свозить в крепость, но у меня было совершенно не крепостное настроение. А потом мы поехали по мосту, и я увидала реку красоты изумительной. И решение созрело моментально, едем, говорю, за купальником. На белом песочке я провалялась до 11-ти, скупнувшись пару раз в водице цвета крепкого чая. Затем продолжила обход барахолок, из последних сил не теряя надежды. Надежды я не теряла до тех пор, пока на счету мобильника не закончились деньги, и я не оказалась посреди славного города Бреста без возможности позвонить Вере и сказать, где я, бестолочь такая, нахожусь и откуда меня забирать. Пришлось приставать к местному населению и клянчить телефончик. Благо граждане вошли в положение, даже объяснили, где я нахожусь. Вскоре примчалась Вера и сказала, что ее чуть не прибил Паша, узнав, что она отпустила меня одну шляться непонятно где, и ей хочется прибить меня, потому что они звонили мне раз двести, аппарат отключен и зачем я его отключила? И что они мне сделали плохого, за что я им смерти желаю? Говорю – баблос на счету кончился, не виноватая я, даже входящие, оказывается, нельзя принимать, такой вот у меня чудо-оператор. Лечить нервную систему отправились все вместе на туже речку, только в другое место, гораздо дальше, ибо там экологически чистое место и вообще красиво. Паша пил пиво и предлагал ехать сразу в Беловежскую Пущу кормить зубров и смотреть на лошадей, которые умеют смеяться. На что я грустно отвечала, что после четырех базаров, Пущу с развеселыми конями я уже не осилю. Природа и впрямь оказалась сказочной, ехали прямо через залитый солнцем сосновый лес. Хоть вода в реке и не была гламурно теплой, она была такой красивой, тихой и заповедной, что купалась с удовольствием великим. К тому же, никого народа, только мы. Ну, и дородные белорусские комары, которых я щедро напоила кровью своей москальской. Вернувшись домой нашли в себе силы допить шампанское, нарезать и замариновать шашлыки, которые собирались пожарить прямо с утра, и попадали спать. К сожалению, это был единственный солнечный день, всё остальное время лила дождина. Пробудившись хмурым утром, отправили хмурого Пашу раскуривать мангал, сами устремились в магазин за овощами и напитками. Шашлык получился интересный, до этого я не ела мяса, маринованного в пиве. Вдобавок заделали на углях помидоры с баклажанами – пища богов, честное слово. Наевшись до полуобморока, снова попадали на койко-места, последней мыслью угасающего сознания было: я вернусь домой в последней стадии ожирения… если вообще когда-нибудь отсюда уеду… Пробудилась от маминого звонка, она интересовалась, когда я приеду домой и собираюсь ли я это вообще делать? Я ответила, что вообще-то не очень сильно собираюсь, ибо погрязла в пьянстве и чревоугодии, но если сильно надо, я сделаю туловищем рывок и приеду. Мама сказала, что да, очень сильно надо. Ответив, - слушаюсь, товарищ генерал, отправилась к Вере с робким вопросом, а что будет, если попробую уехать прямо сегодня вечером? Такое, в принципе, реально? Меня встретила глухая стена непонимания, друзья твердо рассчитывали, что я буду действовать им на нервы ходя бы до воскресенья. А еще лучше – до понедельника. Но я ныла, скулила и заглядывала в глаза, преданно виляя хвостом. Паша выразил надежду, что билетов не будет, а Вера пошла заводить машину. Сокрушаясь, что я толком не насладилась красотами Бреста, она поехала через центр города, устраивая обзорную экскурсию. В городе ведутся масштабные ремонтные работы, поэтому он весь разрыт, перерыт и разломан, как после бомбежки, но все равно видно, насколько он милый, чистый и уютный. На вокзал прибыли за полчаса до отправления поезда и даже успели купить билет. И вот я дома. Уже целых полдня. Если жизнь позволит, с удовольствием поехала бы туда осенью собирать грибы, ну и в Пущу Беловежскую надо попасть непременно, поглядеть на коней, которые умеют смеяться.  
                                                                                                          20-24 июля 2008       


комментировать:
 
Ваше имя:
сайт или e-mail:
текст комментария:
Koidanov31 октября 2008

а можно было и в Минск по дорожке зарулить )))

навигация Мысли Про я Гостевая Цитатник Библиография Фото Поэзия Рассказы Повести

Галина Полынская © 2003-2008
Дизайн: Татьяна Золотарь © 2008

разработка сайта: Natali-Team © 2007-2008