НЕ ПЛАЧЬ

Я все простила своим Богам и отправилась в дальний путь по собственной душе. Шагнула вперед и ахнула – едва не сорвалась вниз. Я очутилась на вершине острого обломка скалы, торчащего посреди бескрайнего синего океана. Скальный обломок крошился под руками, будто сделан был из мягчайшего известняка, и повсюду видны были инициалы. Кто-то настойчиво вырезал по паре букв на этой избитой волнами скале. Я не смогла вспомнить, чьи это инициалы, да и не пыталась – к чему мне знать, как зовут того вандала?
Холодный ветер с запахом тревоги и осени растрепал волосы, и переплел мои косы на свой лад. Я смотрела, как бьются друг о друга тугие волны, как тяжко вздыхать и маяться им в водной тесноте. Какая синяя-синяя вода, как ее много. Откуда ее столько в моей душе? И пахнет она отчего-то совсем не так, как пахнут океаны, запах ее сродни разогретой под солнцем травы и чего-то еще терпкого, дурманного – от запаха этого замирает и хочет остановиться сердце.
- Кто ты, Океан, кто ты?
Мой голос полетел со скалы и растворился в качающейся бездне.
- Я твоя Боль… - зашелестел, понесся над волнами ответ.
- Сколько же тебя, сколько… же… тебя!
Достать до дна, отыскать затонувшие материки и жить там. А он пускай катает свои волны сверху, я проживу, не поднимая головы. И я полетела вниз, ловя губами осенний ветер. Как обожгло! Будто не в воду прыгнула, а в бушующее пламя, и в миг разорвалось сердце, разлетелось сотнями осколков. Я закачалась на волнах, глядя на серое взволнованное небо, на редкие грозовые отблески и черные точки то ли ангелов далеких, то ли кормящихся от океана птиц.
- Эй! – окликнул меня чей-то голос.
Я открыла глаза и увидела, как борется с жесткими гребнями синей воды утлая лодка.
- Скорее сюда! Садись в мою лодку!
Я посмотрела на закутанную в плащ фигуру, капюшон скрывал человеческое лицо.
- На двоих не хватит места, - улыбнулась я, - не хватит. Плыви себе дальше.
И тогда он перешагнул через борт, мигом исчезая в волнах. Мне бы нырнуть следом, да вытащить, спасти, но не смогла я снова уйти с головой в эту синюю-синюю боль.
Забралась в лодку, выбросила весло и стала ждать, куда же меня вынесет. Над головой кружились химеры с острыми зелеными глазами. Что они высматривали в безжизненной пучине, кого искали порождения испарений моей боли?
Мягко уткнулась лодка в песчаный берег и тут же распалась, развалилась на изъеденные временем доски. Я оказалась на острове, поросшем прохладными зарослями зеленых цветов и ломких, переполненных соком деревьев. Я шла наугад, желая и боясь кого-нибудь тут встретить. От зеленых цветов пахло жизнью, как хотелось плакать от этого запаха… Заросли расступились, и передо мною возник сияющий замок, похожий на причудливую морскую раковину, сто крат покрытую перламутром. И на порог ко мне вышла Память, улыбнулась легкой сентябрьской улыбкой, пригласила войти. Я посмотрела на ее лицо тысячелетнего сфинкса, заглянула в глаза песочного цвета, и спросила:
- Умирать больно?
- Рождаться больнее.
Я не пошла в ее сияющий дворец, я-то знала, что его не существует, он построен лишь в воображении моей Памяти, а на самом деле дом ее - деревянная хижина, где все окна выходят на запад.
Чем дальше я шла, тем реже становились заросли зеленых цветов, а переполненные соком деревья сменили корабельные сосны с золочеными стволами. В их высоких потаенных кронах жили чувства и мысли, сокрытые длинными иглами от всевидящих зеленых глаз химер.
И вскоре передо мной распахнулась долина с огромным городом под бирюзовым небом. И солнце, и луна одновременно стояли над этим городом, в чистом небосводе плыл звездный Зодиак, и птицы путались крыльями в его тонко вычерченных гранях. Присев на лесной опушке, я смотрела на шпили и башни, на вымощенные белоснежным камнем дороги, тенистые сады и тихие улочки. Что за древняя цивилизация смогла спастись, уцелеть на островах моей души?
- Кто там живет? – спросила у проходившего мимо рыжего кота. – Чей это прекрасный светлый город?
- Там живет Вдохновение, - ответил полосатый зверь. – Это твоя страна, город солнца и луны.
- Там много людей, - я погладила оранжевую голову кота. – Они счастливы?
- Да, - улыбнулся кот. – Там всем достаточно места.
- А ты кто?
- А я кот.
Обойдя стороною сияющей город, чтобы не тревожить его белокаменных улиц, я вновь пустилась в свое кругосветное путешествие.
И встретились мне сандаловые рощи, где жгли душистые костры седые старцы. Взгляды их были отрешены, а губы шептали то ли молитвы, то ли заклятия. Они бросали в костры щепоти трав и корений, щедро посыпали пламя истолченными в пыль драгоценными камнями. Ни на миг не прекращался их тайный ритуал, а же шла все дальше.
Я выбралась к пустыне, чьи пески состояли из признаний, случайных фраз, наспех брошенных слов и строчек старых писем, и я удивилась тому, что ничто, совсем ничто, оказывается, не пропадает, а хранится великими безбрежными барханами. Но в этой пустыне не было жизни, здесь никто не хотел селиться. И я поспешила покинуть это безмолвное место с погибшими словами.
Я проходила мимо винных рек, водопадов грусти, слезы капали с легких пролетавших облаков, а я все шла и шла до тех пор, покуда снова не оказалась на берегу океана Боли. Его мятежные воды отчего-то были почти спокойны, они неспешно несли свои волны под грозовым небом, на горизонте покачивалась пара лодок, и кто-то пытался ставить белый парус.
- Перенести тебя на берег?
На песок рядом со мною присел ангел хранитель. Его крылья истрепали частые ураганы, блуждающие по моей душе, и не было роднее его лика, печального и уставшего.
- А где он, берег? – я осторожно коснулась его поседевших кудрей и легонько погладила мягкие волосы. – Ты его видишь?
Ангел промолчал, и я подумала, что чем-то обидела его и заговорила, торопливо теряя слова:
- Просто я хочу сама, понимаешь? Я дойду, я выберусь! Ведь тебе и так тяжко хранить меня и утешать. Не донесешь ты, упадем вместе. Оставайся здесь, я провожу тебя в лучезарный город Вдохновения и поселю в самом светлом дворце моей любви, ты только отдохни хоть немного от моей расколотой души.
- Как же я могу тебя бросить, - ангел обнял меня за плечи и прикрыл крылами от колючих порывов ветра. – Я же люблю тебя, а это значит вместе через все, до конца.
- За что тебе это, хороший мой? За что?
А он молчал и улыбался. И от улыбки его совсем успокоились безбрежные синие воды, рассеялись грозовые облака, растворились в небесной синеве остроглазые химеры. Золотым оберегом выглянуло солнце, запахло в воздухе югом, а с безоблачного неба вдруг закапал соленый дождь. Не надо, что же Ты, не надо… Я все простила Тебе, Господи. Ты только не плачь..

 

просмотров: 1242


комментировать:
 
Ваше имя:
сайт или e-mail:
текст комментария:
Ирина16 апреля 2012

Мне очень понравились образы, через которые Вы материализовали чувства и состояние человеческой души... Да... Заглянуть внутрь себя и навести там порядок - бывает совсем не лишним.

навигация Мысли Про я Гостевая Цитатник Библиография Фото Поэзия Рассказы Повести

Галина Полынская © 2003-2008
Дизайн: Татьяна Золотарь © 2008

разработка сайта: Natali-Team © 2007-2008