Никто не верит в магию

 

 
 
           
            Дина в пятый раз перечитала рекламную статью в газете и снова с досадой отметила, что выглядит как-то нелепо на фотографии. Еще и этот глупый шар… Знающие люди заверили, что клиенты любят, когда на фото много всякого: побольше крестов, икон, свечей, стеклянных шаров и прочих сувениров, но Дина наотрез отказалась устраивать такой балаган, согласившись только на шар. Его роль на фото исполняла настольная лампа. Фотограф постарался, чтобы подставка не попала в кадр, но маленький краешек всё же зацепил. Убедившись, что в комнате и на столе всё в порядке, всё готово к приему первого посетителя, она подошла к окну и посмотрела во двор. Частым дождем стучала весенняя капель, в палисаднике снег почти растаял, чернела земля с прошлогодними листьями. Дина волновалась. До этого она никогда не работала с людьми вот так, через газету, да еще и за оплату… Раздался дверной звонок. Дина торопливо поправила волосы, и пошла открывать. Ее первой посетительницей оказалась худенькая женщина в берете и темных очках. Дина помогла ей снять пальто и проводила в комнату. Усадив женщину за стол, она присела напротив и приготовилась слушать, с чем пришла посетительница.
            - Зовут меня Марина, - женщина сняла, положила на стол очки, и Дина увидала под ее правым глазом внушительный лиловый синяк. – Беда у меня вот какая, муж собрался уходить. Уж не знаю, что он нашел в этой мерзавке…
            - А, - попробовала догадаться Дина, - вы хотите, чтобы он вразумился, понял, как для него дорога семья и остался с вами?
            - Я хочу на мерзавку порчу навести, чтоб неповадно было чужих мужиков уводить, еще отсушить ее от него, а мужа к себе наоборот присушить так, чтобы шага из дома сделать не мог. Ну, или чтобы импотентом стал.
            Некоторое время Дина могла только хлопать ресницами, затем к ней вернулся дар речи.
            - Послушайте, Марина, вы не понимаете, о чем просите. Ведь можно все уладить совсем иначе…
            - Все я понимаю! – махнула она ручкой, похожей на желтую птичью лапку и открыла сумку, стоявшую на коленях. – Вот деньги! Действуйте!
            - Погодите, погодите, - Дина отодвинула купюры в сторону, - дайте мне немного разобраться в ситуации. Почему ваш муж перестал вас любить? Что случилось?
            - Ой, да он и не любил никогда, женился по залету, некуда ему деваться было, голубчику. И ничего, безо всяких там любовей двадцать лет прожили, двоих детей воспитали.
            - Наверное, он хороший семьянин и любящий отец?
            - Пьет он сильно, вечно у него все тоска какая-то, а что до детей, так по сей день не верит, что они от него.
            - А еще он вас бьет, да?
            - Бывает, - она осторожно потрогала синяк, - не без этого.
            - Тогда, наверное, вы его сильно любите?
            - Да какая там любовь, чтоб он сдох, кобель проклятый! Всю жизнь по бабам таскался!
            - Так… так… - Дина перевела дух. – Зачем же вы хотите его удержать, причем таким нехорошим способом?
            - Как это «зачем»? – ее маленькие глазки удивленно округлились и стали похожи на черные кнопки. – Мужик-то в доме нужен.
            Дина, не моргая, смотрела в эти «кнопки», не зная, что ей возразить. И решила попробовать с другой стороны.
            - Сейчас я вам расскажу, что собой представляют обряды, которые вы хотите провести над мужем и его женщиной.
            Дина начала рассказывать, что такое порча, обряд на отсушку, что произойдет и сколько людей может пострадать, включая саму Марину. Марина слушала минуты три, затем перебила раздраженно:
            - Зачем мне вся эта чепуха?! Вы работать будете или нет? Вот деньги!
            - Не буду! – рассердилась Дина. – Не буду ни за какие деньги!
            - Я пойду к любому другому колдуну!
            - Идите! Идите к кому хотите!
            Когда за посетительницей с грохотом захлопнулась дверь, Дина снова подошла к окну и глубоко, размерено дыша, постаралась успокоиться.
            - Ничего, - произнесла она вслух, - первый блин комом, дальше пойдет лучше.
            Но, дальше лучше не пошло. Следующей клиенткой стала дородная дама с выдающимся бюстом, желавшая извести соседку, на которую, по ее мнению, с интересом засматривался муж. Заодно она хотела развести сына с его молодой женой, потому, что невестка ей не нравилась.
            - И каким же образом вы хотите извести вашу соседку? – Дина включала и выключала лампу-шар, глядя на вспыхивающий и гаснущий голубоватый свет.
            - Ну, чтоб она сначала болела, болела, а потом подохла, тварюка такая, - не задумываясь, ответила женщина.
            - И только потому, что вам кажется, именно – кажется, что ваш муж как-то не так на нее смотрит? А невестка что плохого сделала?
            - Не пара она моему мальчику, - поморщилась дама. – Эдакая тихонечка провинциальная, но я-то этих тихонь знаю! Не успели пожениться, как она уже с пузом! Чтоб, значит, как следует мальчика захомутать! Пускай идет, откуда пришла, нам ее голодранцев кормить не интересно!
            - А сколько вашему мальчику лет?
            - Тридцать два, а что? 
            - Ничего, - тяжело вздохнула Дина. – Понимаете, я белый маг, в объявлении это указано. Я могу помочь, защитить, найти выход из, казалось бы, безвыходной ситуации, а вы меня просите о чудовищных вещах. Возможно, вы просто не понимаете, о чем просите…
            И Дина начала рассказывать о космических и магических законах, как они работают, что никакое зло не совершается безнаказанно, и как много людей может пострадать.
            - Эй-эй-эй, - не стала долго слушать дама, - мне вся эта ваша хренотень не ни к чему! Давайте или дело делаем или я к Василису Тулубарову иду, он, говорят, крутой колдун, работает с гарантией, с результатом в день обращения.
            Дине оставалось только пожелать ей счастливого пути.
            Открыв форточку, Дина впустила в комнату пахнущий снегом апрельский воздух и долго не могла им надышаться. Ей хотелось, чтобы сегодня больше никто не приходил, но записывалось еще два человека. Третьим посетителем оказался представительного вида мужчина в тонких очках, напомнивший Дине обкомовских работников времен СССР. Неспешно расположившись за столом, он приступил к изложению просьбы. Он выяснил, что пятнадцать лет назад супруга ему изменила и теперь он хочет наказать обоих. Просто набить сопернику лицо он не может (вы же понимаете, это не солидно), а вот при помощи такого невидимого, но действенного средства, как магия, вполне можно заставить плясать изменщиков босиком на раскаленной сковородке. А еще (если это, конечно, возможно) хотелось бы разорить конкурента по бизнесу, а то он совсем зарвался, та и норовит выбить почву из-под ног.
Дина молчала, уныло глядя на выключенную лампу-шар. Затем почти уже заученно произнесла:
            - Вы не понимаете, о чем просите.
            И без особого энтузиазма начала рассказывать о непреложных магических истинах, что такое наказания за измену, чем чреваты денежные обряды и сколько людей может пострадать.
            Рассмеявшись приятным бархатным баритоном, мужчина сказал:
            - Из ваших слов следует, что вокруг всякого, кто обратился к колдуну, непременно должны толпами вымирать люди. Вы же сами знаете, как много народа обращается к колдунам и ко всяким там экстрасенсам, но, тем не менее, никто не умер, все живы-здоровы, города не опустели.
            - Откуда вы знаете, что все живы-здоровы? – Дина посмотрела на него тяжелым взглядом исподлобья. – А если они умирают? Но, только медленно, каждый день. И не знают об этом.
            - Вы меня извините, у меня очень мало времени. Если вы хотите поднять цену, я готов, только в разумных пределах, разумеется.
            Когда за ним закрылась дверь, Дина с трудом открыла все еще заклеенное бумажными полосками окно и стояла, пока не замерзла.
            Последним посетителем стал дерганый прыщавый юноша, пришедший наниматься в ученики. Он мечтал овладеть премудростями магии, чтобы нести возмездие.
            - Куда нести? – мрачно поинтересовалась Дина.
            Оказалось, мелкие ничтожные людишки должны, в конце концов, осознать, что они были неправы, а чтобы они это поняли, им требовалось переломать хребты при помощи магического возмездия.
            - Иди отсюда, мальчик, - устало вздохнула Дина. – Дверью громко не хлопай.
            Оставшись в одиночестве, Дина присела за стол, включила лампу и долго смотрела на мягкий голубоватый свет. В душе тончайшей натянутой струной звенела тоска и еще, почему-то – жалость.
            - Они просто не знают, просто не знают, - едва слышно шептала она. - Они просто не верят…      
              
                                                                                                                      07.03.09
просмотров: 1551


комментировать:
 
Ваше имя:
сайт или e-mail:
текст комментария:
Яннис17 мая 2009

Прекрасный рассказ!
Жизнь - это бесконечная цепочка событий и вмешавшись в нее можно эту цепочку порвать.

Георгий14 апреля 2009

Замечательный рассказ достойный Антона Павловича! Без преувеличения! Так понять, прочувствовать и увидеть воспитанного системой маленкого...и «большого», но тоже злобного человека, который, очевидно ходит в ныне модную, поддакивающую политической власти церковь, которая не способна никак и ничем убедить свою паству в любви к добру, мог только человек с зоркой душой.
Создаётся впечатление, что автор рисует не трагедию белого мага Дины, а свою беду...

Рената16 марта 2009

Суперский рассказ!

навигация Мысли Про я Гостевая Цитатник Библиография Фото Поэзия Рассказы Повести

Галина Полынская © 2003-2008
Дизайн: Татьяна Золотарь © 2008

разработка сайта: Natali-Team © 2007-2008